Alpenforum

Альпийский форум, нейтральный взгляд - политика онлайн

Вы не подключены. Войдите или зарегистрируйтесь

Обсуждаем новинки, шедевры и отстой литературы.

На страницу : Предыдущий  1, 2

Начать новую тему  Ответить на тему

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз  Сообщение [Страница 2 из 2]

Скиф ИеРУСАлимский

avatar
Старший Научный Сотрудник
Старший Научный Сотрудник
@EITotleben пишет:Трилогия Джеймса Джонса. "Отсюда и в вечность", "Тонкая красная линия", "Только позови".

 лучше перечитай про Павку Корчагина, лучше вслух, чтобы и старик Хвост прослушал тоже.

Посмотреть профиль

capt

avatar
Carpal tunnel
Carpal tunnel
[size=30]Исповедь человека в чёрной шляпе[/size]
Disclaimer: Весь нижеприведённый текст был получён путём прямого считывания данных из /dev/random в текстовый файл. Любые совпадения с реальными или придуманными личностями, ситуациями, явлениями и предметами являются случайными.




Сегодня бывает модно говорить о криптолокерах, о bug-bounty программах, об открытых конференциях для всех и о том, что очередной школьник купил самый дешёвый 0day и поставил себе в школе все пятёрки. Однако, это — не модная статья. Она не о том, что «самый ненадёжный фактор системы — это xyz». И не о том, что круто использовать сейчас, а что — будет круто использовать завтра. Это не список стандартных правил iptables на непроникновение в среде уверенных пользователей ПК.

Это моя история, и я, генератор случайных чисел, хочу Вам её рассказать.
Повествование изобилует терминами, некие из коих могут быть незнакомы Вам, так что там, где это уместно, я поместил всплывающие подсказки.


Часть 1. Мыш


«Добро пожаловать» — это, в основном, именно то, что видели всякие юные дарования от цифрового мира, когда пытались подобрать пароль брутфорсом 22 порта на моём сервере. Как минимум несколько часов в неделю каждый из группы серверов, арендованных мною по всему миру, работал почти без сетевой защиты. Я написал задание в cron — случайное количество часов в неделю держать открытыми популярные порты, добавлять на эти часы левые учётные записи в систему и давать им определённые полномочия. Восемь машин попеременно открывали двери в себя для всех желающих. Это была моя удочка на начинающих хакеров — я собирал информацию об их сетях и оборудовании, обо времени их доступности и сна, об их предпочтениях в софте. Каждую ночь я читал и фильтровал логи — отсеивал ботов, всякие Shodan-подобные сервисы и откровенно сильных ребят, которые могли представлять угрозу. Так, к концу недели у меня стабильно образовывался список из двух-пяти начинающих взломщиков, которых я ломал сам, забирая по возможности всё, что находил — от номеров кредиток и биткоин-кошельков до кукисов на малоизвестных почтовых серверах. Я не считаю, что был несправедлив, подстраивая подобные ловушки — ведь процесс всегда инициировали именно жертвы. Тем более, взломанный хакер очень вряд ли обратится за помощью в правоохранительные органы, так что я не боялся расправы и мог себе позволить спокойно работать. Бывали, конечно, и неудачи, но в основном денег, заработанных таким путём хватало на жизнеобеспечение уровня чуть ниже среднего класса.

Однажды на выходных, в очередной раз вычисляя, кого из повадившихся на моё добро взломать будет легче и безопасней, на одном из своих серверов я увидел свежий файл в /etc/ssl, именованный приватным RSA-ключом. Меня смутил размер файла — ровно 20 байт, что никак не может быть рабочим RSA-ключом (разве что 128-битный с 0x00 по бокам). Редактор показал мне, что, скорей всего, это — какой-то хеш. Хеширующих функций, дающих такие маленькие объёмы на выходе, немного, так что я загуглил для уверенности и точно понял, что предо мною — SHA1-хеш. Без новомодных перца и сдвигов, только какой-то приболевший: в файле отсутствовал ведущий 0x00, с коего обычно начинаются валидные SHA1-хеши. Получалась какая-то нелепица — один из моих виртуальных гостей сознательно взял хеш с каких-то данных и оставил его на моём сервере, назвав файл, как приватный RSA-ключ. Пару дней я не мог додуматься, зачем кому-то нужно было делать нечто в таком роде. Спустя примерно неделю я вовсе выбросил сию мысль из головы, ибо разумных ответов на вопрос так и не нашлось. Я решил, что это просто были чьи-то эксперименты с терминалом во время посещения сервера.

Однако, зайдя ещё через несколько дней в Джаббер, я вдруг прям застыл на компьютерном стуле. Перед глазами прокрутились воспоминания о том сранном файле — ведь алгоритм OTR, который во все времена оставался самым надёжным и безопасным решением для опасных переписок, берёт SHA1-хеш с никнейма пользователя и предоставляет его как часть отпечатка личности при обмене ключами. Оставалось лишь проверить догадку, так что я взглянул на отпечаток своего ника — сей тоже не начинался с 0x00, как положено порядочным SHA1-хешам, а значит я всё это время имел дело с оставленным мне в таком странном виде контактом Джаббера! Недолго думая, я добавил его в список доверенных контактов, чтобы можно было шифровать весь поток данных между нами.

Ночью того дня я увидел в сети некий новый контакт. Получив его отпечаток и сравнив с тем, что был найден на сервере, я понял, что, видимо, не сошёл с ума и это действительно настоящий OTR-fingerprint живого человека. Мы обменялись публичными ключами. Так начался мой исход.


Часть 2. Капитализм


Не стоит думать, будто я нуждался в помощи, либо жаждал проникнуться сутью родства душ, например. Отнюдь, я — законченный параноик и в реальной жизни все, кто знают меня, уверены, что запуск косынки — единственная доступная мне компьютерная магия. Однако, какой бы абстрактно толстой ни была моя шапочка из фольги, та доля интереса, которую породил сей человек, неописуема никакими красками. Сумбурная смесь из любопытства и страха, удивления и радости, с толикой гордости за профессию. Естественно, я сразу написал ему. Некто по ту сторону монитора предложил поверх OTR набрасывать ещё и PGP-слой, на всякий случай. Я знал, что в моей (и, предположительно, его тоже) области труда паранойя — скорей профдеформация, чем заболевание, так что против не был. В ту ночь я узнал, что моего виртуального гостя зовут Мыш, он обижается на мягкий знак в конце сего слова и намерен предложить мне работу. Ник его Джаббера в виде фингерпринта у меня на сервере, как оказалось, был частью собеседования. Я осторожно поинтересовался, почему я вообще должен захотеть соглашаться с ним сотрудничать, и получил ответ, коий менее всего ожидал. Оказалось, что всё это время за файлом хеша на сервере постоянно наблюдал демон на обычном sh-скрипте из трёх строк с засыпаниями на случайное количество секунд и маскировкой под rsync worker'а. Его единственная задача заключалась в отслеживании SSH-ключа любого, кто попытается прочесть или модифицировать хеш. Мыш знал, что я не стану использовать пароль для аутентификации на своих серверах, но отдельный файл-ключ — стану. Он знал, что проверяет сей ключ локальный демон, синхронизируя данные о доступе помеж всеми моими машинами. Таким образом, все восемь моих серверов оказались разом скомпрометированы не искусственно, как были постоянно ранее, а вполне себе натурально. Более сильный хакер поймал меня на удочку, точно как я ловил на удочки более слабых. Я ждал, что он станет шантажировать меня сливами информации или шифрованием данных. Но он не стал.

Вместо шантажа и краж, он предложил мне нечто совершенно иное. Мыш сообщил, что где-то в Китае есть некая безымянная фирма, активно занимающаяся какими-то мутными и непонятными разработками. На вопрос, что имеется в виду под «мутными» и «непонятными», он скинул мне данные о нескольких маленьких VPN-сетях сей фирмы, объединённых в одну побольше, из которой в конечном итоге две машины смотрели в интернет. Я не удивился — это вообще адекватная практика для коммерческих организаций — не пускать смертных в сеть, если стоит вопрос вероятных денежных потерь. Но странно, по словам Мыша, было вовсе не это. У нас на руках была примерная топология сети, данные о моделях роутеров и сетевых карт, данные на персонал фирмы и на, собственно закупки фирмы. Обычный дамп информации о мелкой конторе, коий в те годы стоил дешевле старой Волги. Однако, была некая деталь в сем дампе на редкость, как бы, невпопад. А именно, фирма закупила несколько сотен (!) видеокамер наружного наблюдения не самого плохого качества, официально занимая при этом площадь примерно пятиподъездной хрущёвки + двор. Я сразу решил, что имел место быть обычный распил денег — в Китае такие же люди с такими же последствиями, но прикупленные к камерам пятнадцать высококачественных DVR, которые занимали свои места в общей топологии сети и прекрасно общались с теми двумя машинами, что смотрели в интернет — сильный аргумент. Пятнадцать таких устройств стоят примерно как все те триста камер — подумал тогда я и понял, что нет никакого смысла эксплуатировать пятнадцать устройств видеозахвата без, собственно, видеозахвата. В общем, Мыш заинтриговал меня, ибо я не представляю себе нужд, на коие могли бы пойти триста видеокамер внешнего наблюдения в относительно небольшом здании, документально занимавшемся производством и продажей велотренажёров и прочей домашней спорттехники. Тогда я спросил, причём, в общем-то, здесь я и почему именно я.

Знаете, чаще всего, если ты взломщик, то у тебя, на самом деле, очень скучная работа. Каждый новый сервер ты обследуешь по давно изученным тропинкам на популярные уязвимости. Общаешься под разными личинами с персоналом фирмы-жертвы или лично с жертвой, если это один человек. Иногда можно шесть месяцев вести беседу с женщиной на сайте знакомств, созидая фундамент для блицкрига — залития PDF с эксплойтом или картинки-лоадера на машину, о которой ты к тому моменту уже всё знаешь, но вдруг передумать из-за мучений совести. Иногда приходится устраивать целые спектакли, прикидываясь фантомами, чтобы выманить из дома параноика с набитым биткоином кошельком — один фантом приглашает на свидание, а другой (всё ещё Вы) — упрашивает остаться в онлайне, «чтобы я увидела, как ты вернулся — так пройдёт моя депрессия из-за бывшего бла бла бла». Но чаще всего это линейный анализ доступных данных и использование досупных инструментов. Взлом хакеров вместо обычных людей несколько разнообразил сей процесс, но уже нет какой-то «той самой искры», которая горела где-то внутри от одного лишь man nmap. Мыш предложил атаковать их сеть параллельно из Китая и из-за границы. Он приобрёл неплохой ботнет из китайских машин и решил, помимо этого, нанять несколько местных нищих, чтобы те на время атаки массово всячески отвлекали персонал прогулками где не надо, ссорами, криками и пьянством. Меня насторожил подобный чрезмерный энтузиазм и я заподозрил, что Мыш чего-то не договорил мне о сей фирме. Но моё дело правое — мы договорились о ставке в 10 биткоинов, если я вовремя поймаю момент включения сети после DDoS'a ботнетом и успею в неё проникнуть до активации маршрутизации. Другими словами, я должен был сделать запрос аутентификации от имени компьютера одного из их сотрудников после того мгновения, в которое ethernet подаст сигнал в первый роутер на своём пути, но до того момента, как его ПО поймёт, кого и куда можно пускать, а кого и куда — нет.


Часть 3. Шахматы


Я уже как-то делал нечто подобное, однако со своим собственным сервером и только в целях обучиться новой атаке на будущее. Похоже, такое будущее настало. У нас в запасе было неограниченное количество времени, ибо ботнет Мыш выкупил до полного обнаружения (ботнеты, в основном, продают не по временным интервалам, а до обнаружения определённого количества его участников — так, например, Вы можете купить ботнет «до 15%» и смело жертвовать 15% его машин для своих целей без дополнительных оплат). Мы плотно занялись совместным написанием софта для проведения атаки. Я запросил оплату труда за кодинг, ибо задача, мягко говоря, не из самых лёгких и так удостоверился в платежеспособности своео партнёра — он сразу заплатил, без клянча и скидок, так что я спокойно запасся зарядами Гугла и принялся за работу. После обоюдного обсуждения мы с ним пришли к выводу, что необходимо до DDoS'a каким-то образом внедрить что-то совершенно непалевное, но при этом имеющее доступ и ко внутренней сети, и к интернету. Ведь из одного интернета атаковать две машины до включения маршрутизации невозможно в принципе — они же попросту не увидят даже свои DNS, не говоря уже о далёких хостах каких-то там нас, например. Анализируя топологию и схему сети, я заметил, что в здании скорее всего есть компьютер, который управляет большею частью DVR-регистраторов — а это значит, что, скорее всего, там вообще может оказаться какая-то OpenBSD (всегда мечтал взломать OpenBSD на китайском языке). Так что я решил атаковать остальные регистраторы (коих в разных частях здания было четыре из пятнадцати).

План заключался в том, чтобы вывести из строя целевой из четырёх (он просто ближе иных к окну должен был находиться) с помощью нанятого нищего, затем залить на компьютер сотрудника, отвечающего за регистраторы, подмену в hosts сайта их фирмы-производителя и, voi la, спокойно позволить ему скачать какой-то «анализатор неисправностей» и установить его на целевое устройство. Оставалось решить одну проблему — китайский язык. Мыш настаивал на найме переводчицы, мне же было глубоко побоку, как он потратит свои деньги, так что я не умничал. Мы нашли на просторах интернета милую девушку, которая произносила странные звуки достаточно бойко для того, чтобы убедить нас в своей профпригодности. Получив от меня разметку на русском, поинтересовалась, мол, это мы разрабатываем регистраторы? Я отмазался, сообщив, что являюсь лишь посредником между посредниками. Каково же было моё удивление, когда она написала через несколько часов прямую ссылку на оригинальный сайт фирмы-производителя регистраторов и натурально спросила: «Какую часть меняем? Диалект сохранить? Подлизываться ли в тексте?». Тогда мне показалось, что мне знакома её речь и стиль письма, но я, увы, не смог вспомнить, откуда. Домашний ПК работника фирмы-жертвы был уже под нашим контролем и кроме языкового баръера ничто не мешало нам его администрировать. Благо, системые файлы Windows называются вседа одинаково, так что подмена была выполнена успешно. На всякий случай я ещё оставил несколько задач в планировщике, которые бы в случае чего слали мыло от самого себя (но с подменой видимого адреса) этому работнику якобы от начальства с просьбой поспешить с DVR-регистратором.

План сработал отлично. Мыш заплатил $100 какому-то относительно местному бомжу за то, что оный подключил двадцатиметровый кабель розетки к продуктовому киоску, а затем рано утром, в момент пересменки охраны фирмы, подошёл вплотную к стене, за которой, по нашим расчётам, должен был находится регистратор, с микроволновой печью без крышки, поставил её на землю, несколько наклонив вверх, включил на полную мощность и преспокойно ушёл.

В этот же вечер ничего не подозревающий сотрудник фирмы скачал наш драйвер с подменённого сайта. Мы не стали сроить велосипеды, а просто скачали оригинальный драйвер, дизассемблировали его и дописали прямое открытие сокета для всех желающих в виде части оригинального драйвера. Я не шибко мастер в языках ассемблеров, но этот был уж какой-то совсем порезанный. Благо, там уже были участки кода со схожей функциональностью, так что хоть не пришлось наугад ждать всех возможных прерываний и сигналить во все возможные порты. Выждав пару дней, Мыш принял решение начинать DDoS, так что я подготовился к атаке. Но вот к тому, что я увидел после неё, я не готовился никогда. Ботнет начал атаковать досаточно синхронно, прошло 13 минут с момента первого пакета до момента 100% вовлечённости. Сервера фирмы отлично фильтровали трафик, много упало ещё на уровне чего-то типа роутера провайдера, судя по логам трассировки. В какой-то момент один роутер ненадолго ушёл в очистку кеша и сессий, в сей момент регистратор открыл свои прелести нашему взору и мы вошли в сеть. Перво-наперво я начал активный ARP-спуф всей сети вокруг — во время DDoS извне подобную атаку часто можно принять за сбой работы одной из сетевых карт. Нормальным решением в такой ситуаци будет реавторизация участников сбоившей сети на роутерах, чего я и добивался, чтобы регистратор прикинулся компьютером одного из работников, чьи данные для входа у нас были. Мыш занялся маскировкой соединения, заставив регистратор до сброса сессий прикинуться роутером с -P FORWARD ACCEPT. И вот, момент истины — роутер, который обслуживает, в том числе, и регистратор, сбрасывает кеш и сессии и я успеваю влететь в новую сессию вместо одного из компьютеров. Полный доступ к внутренней сети.


Часть 4. Vendetta


Знаете, наверное, нельзя сказать, что ты входишь в помещение и чувствуешь его запах, если ты здесь лишь в роли духа ssh. Но ежели путь твой возлёг через DVR-регистратор, то, так уж вышло, разделишь ты путь свой с видеопотоками. Меня всё ещё мучал основной неразгаданный вопрос этой фирмы: зачем кому-то понадобилось оформлять тремя сотнями видеокамер наружного наблюдения и пятнадцатью видеорегистраторами дом размером с полторы захудалых школы. Недолгие манипуляции с vlc и я уже стримил их видеопотоки с одного регистратора на свой VDS, с которого проводил атаку. Ещё немного манипуляций и я разделил доступ к потокам между фирмой, собой и Мышем, который начал качать старые архивы и запустил пару скриптов для проверки жёстких на наличие биткоин-кошельков. Я не видел видео (не конвертировать же в ASCII, SSH всё таки), но сам стрим я настроил так, чтобы никто не смог понять, кто и где я, даже прямиком трассируя весь его путь. Маленькое правило в dbus и один большой видеофайл перекинется мне по связке (VDS > Tor > VDS > Tor > я), как только китайцы обрежут интернет, заметив утечку данных. В общем-то, они не заставили себя ждать, я успел выдавить по 4 минуты с каждого регистратора фирмы, со всех камер, и 6 с того, через который проводил атаку. Первое, что меня удивило — это тот факт, что все триста камер, о которых было заявлено в данных о закупках, имели место где-то быть, ибо их стримы были на месте. Второе меня уже не удивило, а скорей дало ответы на вопросы: я же видел, какие именно архивы качает Мыш. Он явно был сосредоточен на определённом участке времени. Он прекратил отвечать в Джаббере. Вышел из Джаббера и завершил SSH-сессию на VDS. Правда по, внезапно, таймауту ключа. Дело в том, что я настроил SSH таким образом, что каждые N секунд сервер опрашивает тебя по поводу ключа и соли. Соль с каждым правильным ответом даётся на следующий раз новая. Так что таймаут ключа мог значить лишь одно: Мыш удалил к чёрту файл с ключём или убил демона SSH. Я ждал и ждал его в сети. Мне было плевать на биткоины, я всеръёз забеспокоился о том, что его могли найти копы, или, что хуже, местные китайцы. Паранойя имеет свойство расти экспоненциально в подобных ситуациях.

Я всегда снимал новую квартиру для сложных атак. Эта атака не была исключением. Великолепно покрашенная в тёмных тонах дверь аккуратно отворилась. Из подъезда сразу потянуло прохладой. Моё сердце как будто коллапсировало в волну и обратно. В помещение расслаблено прошла… девушка-переводчица, которая сделала нам дефейс. Кажется, я был готов что есть сил рвануть прямо на неё — расстояние было таково, что она бы не успела увернуться или защититься, однако вслед за ней появился некий взъерошенный сребровласый индивид и неспеша, молча показал мне пистолет в правой руке. Невероятно худой и очень уставший индивид в сильно потрепанном чёрном костюме ласково приобнял девушку-переводчицу, не спуская с меня курок, поцеловал её в затылок, после чего сказал мне: «Видеофайл называется 'Мыш', архив четырёхлетней давности, на твоём VDS в папке, куда тот скачал архивы. Включай и смотри». Я осторожно повернулся снова к монитору, открыл терминал и увидел свежий новый файлEXEC_ME в домашней директории. Я не знал, что там за видео о моём коллеге. Я не знал, что это за парень за моей спиной с пистолетом в руке. Я не знал, как вообще меня нашли. Я не знал, как кто либо кроме тебя может писать в папку с правами ты: ты, особенно если ты — это root. Но кое-что я всё таки знал. Я жив и не повязан.

И тогда я запустил EXEC_ME.


Код:
$ sh --noprofile ./EXEC_ME
LANG=ru_RU.utf8 && echo "
дама раб на китай. муж коп и они вместе
фирма это частная тюрьма
мой отец в ней сейчас
я хотел доступ к камерам
чтоб показать всему миру
но я удалил оба наши ссшключа к вдс
чтоб ты не сел за моего отца
биток скинул прости что втянул
clear


Я успел дочитать до части об удалении SSH-ключей, когда мужчина сзади начал бить руками по столу и монитору, неистова крича. Он схватил меня за шиворот и всё твердел: «Ты найдёшь мне его!», «Обязательно найдёшь!». Он тряс меня и, вроде, бил. Всё брюзжал слюною и серебристой шевелюрой, пока я плавно отходил ко сну — целый, невредимый и абсолютно законопослушный гражданин Марса, генератор случайных чисел.


_________________

  • В человеке всё должно быть прекрасно: погоны, кокарда, исподнее. Иначе это не человек, а млекопитающее.
  • Слабоумие и отвага - наш девиз.
Посмотреть профиль

Сардина

avatar
Старший Научный Сотрудник
Старший Научный Сотрудник
@EITotleben пишет:Трилогия Джеймса Джонса. "Отсюда и в вечность", "Тонкая красная линия", "Только позови".

мрачноватые дюже

Посмотреть профиль

EITotleben

avatar
Гуру
Гуру
@Сардина пишет:
@EITotleben пишет:Трилогия Джеймса Джонса. "Отсюда и в вечность", "Тонкая красная линия", "Только позови".

мрачноватые дюже

Тогда тебе к О'Генри и Ильфу с Петровым

Посмотреть профиль

capt

avatar
Carpal tunnel
Carpal tunnel
Лю Цысинь "Задача трёх тел" читал кто?
Стоит начинать?


_________________

  • В человеке всё должно быть прекрасно: погоны, кокарда, исподнее. Иначе это не человек, а млекопитающее.
  • Слабоумие и отвага - наш девиз.
Посмотреть профиль

EITotleben

avatar
Гуру
Гуру
Капт, вот ты что щас спросил?!

Посмотреть профиль
Советую, если и не читать, то послушать на ютубе умного  русского профессора С. Савельева, получите массу  интеллектуального удовольствия.
http://www.koob.ru/saveliev/


_________________
Надо дружить с противоположным полом, всегда придут и вовремя. (с)
Посмотреть профиль

...

avatar
Бодхисаттва
Бодхисаттва
@capt пишет:
@Tarasov пишет:А я сейчас увлекаюсь Терри Пратчетом, очень у него интересный стиль повествования... Довольно легкое, на мой взгляд, фэнтези, с подколами и отсылками к некоторым вещам или событиям из нашего мира)

Цикл книг про Смерть больше всего впечатлил)
Фэнтези не люблю, слишком недостоверно, мне бы намёк на хоть какую-то научность
сборник сочинений Ландау - Лившица откроет вашему мозгу недоступные восприятию горизонты

Посмотреть профиль
К концу этого високосного года ко мне вернулся вкус к шпротам и желание почитать книжки. В принципе к познавательным книгам  вкус и не особо пропадал, но вот сейчас купила себе Киндел-амазон и прям что-то в душе оттаяло) буду читать, наверное)


_________________
Надо дружить с противоположным полом, всегда придут и вовремя. (с)
Посмотреть профиль

capt

avatar
Carpal tunnel
Carpal tunnel
КАК ГАЛЮ УЧИЛИ ГОВОРИТЬ СЛОВО «НЕТ»


Каждый неудавшийся роман приближает к настоящей любви.
Я долго не могла понять зачем он мне нужен. Смеется, сродни давится, ходит, как моряк по палубе в самый жестокий шторм, руки всегда влажные, цветы чахлые, разговоры нудные. Он забирал меня после работы и кормил ужином.

Еда тоже так себе: картошка пюре, жирная свиная котлета, соленый огурец. Я встречалась с ним по инерции и все больше наглела, подначивала, обижала и не бросала. Отменяла свидание в последний момент, беспричинно дулась и трижды меняла номер телефона. А потом он взял меня за руку и попросил: «Если ты все еще со мной - будь, пожалуйста, добрее».

Мою сестру Галю мужчина долго учил говорить слово «нет». Сперва - по-хорошему, потом - по-плохому. Она была готова выполнить его любую просьбу: перекрасить гараж, пропылесосить машину, съездить в Дударков за рассадой помидор «Толстый Джек» для его бабушки и сопроводить дедушку на УЗИ простаты.
Затем он стал просить сделать генеральную уборку в квартире друга, поселить у себя его дальних родственников и сдать в чистку любимый иранский ковер. Заняться любовью в примерочной, на крыше, втроем. Снять себя на видео в душе. В итоге он своего добился. Галя блестяще выучила урок и слово «нет» теперь произносит звонко, будто исполняет пьесу Майкапара «Мотылек».
Девушка с редким именем Зоряна всегда и везде опаздывала. На работу, в кино, на поезд, самолет, свадьбу, деловые завтраки и на концерт Арсена Мирзояна. Двадцать минут – не время. Потом ей встретился Саша. На каждой руке – часы, плотный «бизнес-календарь» и «Яндекс пробки» - в телефоне. Рассказал, что один прадед – немец, второй – японец и пунктуальность у него в крови.
На первое свидание Зоряна опоздала на полчаса. Он дождался, но вечер был испорчен. На второе – всего на пятнадцать минут. Саша оставил для нее бокал вина, букет ирисов и записку: «время – это единственное, чем я управляю». Затем пригласил на выходные во Львов. Забронировал два номера и распланировал уик-энд: Доминиканский собор, «Крыивка» и «Дом легенд». Сказал, что заедет ровно в шесть утра и Зоряна проснулась в четыре. Когда вышла из подъезда в 6:05, он уже отъезжал и только мигнул фарами. Больше они не виделись, а она с тех приходит вовремя.


_________________

  • В человеке всё должно быть прекрасно: погоны, кокарда, исподнее. Иначе это не человек, а млекопитающее.
  • Слабоумие и отвага - наш девиз.
Посмотреть профиль

capt

avatar
Carpal tunnel
Carpal tunnel
Петр Николаевич ехал в троллейбусе и мечтал. Он задал себе жизненно важный вопрос: что делать дальше?
Как отмечали потом коллеги по работе, погибший Петр Николаевич был очень вежливым, пунктуальным и постоянным человеком. За те двадцать лет, что у них проработал, он ни разу не дал никому усомниться ни в своей трезвости, ни в своем профессионализме, ни в каком другом качестве, необходимом для высококвалифицированного гравера по мрамору на надгробных плитах.

Гравер он был, по правде сказать, высококлассный. Передовой был гравер! Порой приходила бабушка заказывать плиту погибшему на войне мужу и так и говорила: мне-де пусть Петр Николаевич ее смастерит. Коллеги Петра Николаевича соглашались, а в душе удивлялись: откуда бабуле известно об их работнике?

Слава Петра Николаевича ходила по всему маленькому городку после его легендарной работы 15-летней давности. Он тогда взял большой черный мрамор (примерно 3 на 4 метра) и убедительно большими позолоченными буквами написал: «Вот и все». Потом отошел в сторону, присмотрелся и дорисовал в конце три точки -- для художественной убедительности.
До сорока восьми лет ему так и не удалось завести порядочную семью, а все его любовные игры заканчивались обыкновенно одинаково: он с позором сбегал от девушки в самый ответственный момент.
Всякой девушке Петр Николаевич готовил свой надгробный камень. То есть он, конечно, не желал бедной своей возлюбленной смерти, но на всякий случай готовился. Обычно это было какое-нибудь изречение из классиков, например, одной колоритной 25-летней мамзели с характером полководца Петр Николаевич думал сделать громадный камень коричневого цвета с воинствующей надписью: «Люблю грозу в начале мая», а в конце Петр Николаевич непременно думал поставить восклицательный знак.
Петр Николаевич жил с мамой в двухкомнатной квартире в центре своего провинциального городка Бутовск. Мама жила тихо, она готовила сыну поесть, звала его к столу и незаметно скрывалась в своей комнате, где сидела и подолгу смотрела в окно. Мама Петра Николаевича иногда разве что спрашивала милого сына, когда же он женится, а Петр Николаевич на это ничего не отвечал. В глубине души мама Петра Николаевича, тихая и добрая восьмидесятилетняя женщина, радовалась за любимого Петю, ибо считала, что все бабы дуры и любая из них испортит сына, но сказать это граверу стеснялась.
...У Петра Николаевича была кожаная куртка на все случаи жизни, потому что у этой куртки была волшебная меховая подкладка, которую при теплой погоде можно отстегнуть и снять. Петр Николаевич с гордостью рассказывал товарищам, что купил ее еще при советской власти в Чехословакии, а вот функционирует она до сих пор. В феврале Петр Николаевич обычно ходил еще с подкладкой, потому как морозы в Бутовске были порой крайне неожиданны и весной, но в это историческое воскресенье, собираясь с утра пораньше на свидание к девушке, Петр Николаевич посмотрел на градусник за окном кухни и с удивительной легкостью расстался с зимой. Петр Николаевич вылил на себя половину склянки советского одеколона, чисто выбрил трехдневную щетину, ударил себя по широким карманам и, напевая любимый мотив («Смерть не страшна, с ней не раз мы встречались в бою, вот и теперь...»), вышел из родной каморки. На свидание пошел.
Петр Николаевич вообще жил в последние дни в каком-то романтическом бреду. Он влюбился в десятиклассницу, носил ей каждый день цветы, водил в кафе-мороженое, угощал пивом, говорил всякие комплименты и никак не смел к ней прикоснуться. Такое состояние, как ни странно, вдохновляло высококвалифицированного гравера, он радовался непонятно чему, цвел и мечтал. Настюше надгробную плиту он тоже придумал. Это должна была быть маленькая плитка с изображением пушистого котенка Семена. А под этим котенком была бы надпись: «Это Семен, его любила Настя больше всего».
Десятиклассница Настя была очень милой девочкой. Петра Николаевича она всегда удивляла. Например, когда ради спора с ним выпила шесть бутылок пива. Или вот сейчас, например, когда назначила ему встречу на остановке в полдевятого утра в воскресенье. Но Петр Николаевич с радостью воспринимал жизнь и с радостью приходил на свидания с Настей в любое время, потому что он ее любил. Петр Николаевич пришел без опоздания. Вышел из троллейбуса, потянул руки вверх, встал на цыпочки и колоритно зевнул по-граверски. Начал ждать. «Эх, -- подумал он на двенадцатой минуте ожидания, -- девушки! Всегда опаздывают!» Потом мысленно помолчал и мысленно добавил: «А нам ведь это нравится!..»
...Настя не специально опаздывала, Настя тем временем спала сладким утренним сном в своей теплой, на удивление милой и детской кроватке. У Насти в последние два дня случилось легкое помутнение рассудка из-за контрольной по геометрии, и ей сейчас снился правильный треугольник, в каждом углу которого стояла геометричка и, грозно пылая взором, называла Настю шлюхой. Естественно, Настя забыла про назначенное свидание. Настя проснулась в девять утра от криков папы на маму и мамы на папу, открыла глаза и подумала, как это хорошо -- не учиться по воскресеньям.
Потом Настя залезла под одеяло и стала вспоминать ненавистных одноклассников, мальчишек всяких, которые вереницей пишут ей любовные записки, мужиков, которые вереницей покупают ей мороженое и пиво... Потом Настя подумала, что она живет несколько неправильно, но тут же обиделась на себя за такие дурацкие мысли, сказала сама себе, что она еще маленькая и что пока можно порезвиться. С такими радостными настроениями Настя встала с кровати и по привычке посмотрела в окно.
Настино окно выходило аккурат на остановку, где ее ждал Петр Николаевич. Незамутненным утренним взором Настя приметила знакомую фигуру. Знакомая фигура стояла с цветами в расстегнутой кожаной куртке и сверяла часы...
...Петр Николаевич был предельно логичным человеком. После получасовых пустых ожиданий Петр Николаевич решил так: спутал. Опять, дурак, спутал! Наверное, Настюша имела в виду не полдевятого, а девять тридцать, то есть полдесятого! Петр Николаевич обрадовался простой догадке, перестал уповать на часы и сел на остановку ждать.
...Настю знакомая фигура несколько раздражала. Ей не нравилось то, что, назначив свидание, она об этом забыла. Настя пошла умываться, решая, что же делать дальше. И решила: сей же час начнет приводить себя в порядок и краситься, Петр Николаевич подождет часок, зато потом она выйдет к нему во всей красе. И все бы было радостно и счастливо, если бы после утреннего умывания не раздался из кухни грозный папин голос:
-- Настя, кушать!
...Петр Николаевич тем временем блаженно думал о жизни и о работе, но в конце всякой его мысли непременно появлялась юная круглолицая девица Настя. Например, Петр Николаевич думал о дальнейшей жизни, представлял себе загс, ковровую дорожку, идет он, значит, потом поворачивает голову налево -- и видит Настю. Или, например, выгравировал он самый свой лучший камень, гордится им, поворачивает голову налево -- и знакомый голос тихо говорит: «Молодец!» Обыкновенной бутовской девочкой была Настя, и эта мысль почему-то особенно вдохновляла Петра Николаевича. Петр Николаевич забыл о времени, а когда вспомнил, было уже десять. «Странно, -- подумал он, -- задерживается».
...Настя в десять часов практически села краситься, но в этот ответственный момент мамаша ее вспомнила, что сегодня воскресенье, и заставила дочь мыть пол во всем доме.
...Когда в пол-одиннадцатого Петр Николаевич трезво взглянул на себя, ему подумалось, что напрасно он снял меховую подкладку. Петру Николаевичу стало холодно, у него слегка помутился граверский рассудок. Петр Николаевич, чтоб не закоченеть окончательно и предстать перед любимой в нормальном, здоровом виде, решил согреться в ближайшем гастрономе. Он быстро пошел туда и встал около батареи. Простоял пять минут и подумал: «А если она сейчас придет?» Тогда он быстро купил стакан горячего чая и побежал на свой пост.
...В двенадцать Настя закончила мыть пол и забыла за работой о Петре Николаевиче. В двенадцать часов десять минут Настя села пить чай. В двенадцать часов тридцать минут Настя посмотрела в окно, и ей стало немного стыдно.
...Петр Николаевич сидел и думал.
...Когда Насте стало немного стыдно, она решила сесть краситься, но тут позвонила подружка и разбила все планы. Настя была болтливой девушкой.
...В час дня Петр Николаевич отметил, что ждет Настю на холоде уже четыре с половиной часа и это почти любовный подвиг.
...В полвторого был семейный обед. На семейном обеде все молча жевали борщ со сметаной, только папа изредка спрашивал дочь: «Уроки сделала?» -- и после некоторой паузы: «Так уроки, говоришь, сделала?» После семейного обеда Настю под бдительным маминым надзором заставили делать уроки. Настя сидела на кухне и учила стихотворение Некрасова наизусть. Стихи учились плохо и медленно.
...Вот что тем временем произошло с Петром Николаевичем. Петр Николаевич в полтретьего решил определенно: он все спутал! Свидание было назначено на полдевятого, но, разумеется, не утра (кто ж в воскресенье так рано встает?), а вечера. Так что Настя придет.
...Выученное стихотворение Настя с мамой отметили полдником. Кушали запеканку со сметаной, запивали все это остывшим чаем.
...В три часа пятнадцать минут Петр Николаевич задал себе жизненно важный вопрос: что делать дальше? Было два пути: уйти (и прийти, соответственно, к полдевятого вечера) или остаться ждать.
...Потом Настя говорила с мамой о жизни. Они выпили еще по стакану остывшего чая.
...В три часа сорок пять минут сердце Петра Николаевича сказало хозяину: «Оставайся ждать!»
...В пять вечера, утомленная Некрасовым, и учебой вообще, и маминым скучным обществом, Настя зашла в комнату полежать на кровати, посмотрела в окно...
...В пять часов семнадцать минут Петр Николаевич проникся логикой своего сердца. Логика была чрезвычайно проста: Петру Николаевичу просто некуда было идти. Только домой, а дома скучно, а жизнь скучная Петру Николаевичу надоела.
...В шесть тридцать Настя...
...В семь часов пятнадцать минут решительный Петр Николаевич...
...В восемь вечера был ужин...
...В восемь тридцать вечера Настя на свидание не пришла. В восемь сорок тоже не пришла. И даже в девять вечера не пришла. Тогда Петр Николаевич порешил окончательно: спутал все на свете! Договаривались они, наверное, на понедельник. На полдевятого утра! На всякий случай нерешительный Петр Николаевич решил подождать еще полчасика. Он сел, положил цветы рядом с собой и, кутаясь в свою легендарную любимую куртку, начал думать. Но думать ни о чем не получалось.
Петр Николаевич смотрел на одинокий фонарь. Он видел, как фонарь порой моргает нерешительно и то увеличивается, то уменьшается в размере. В любое другое время Петр Николаевич сказал бы себе: у меня плохое зрение, это все поэтому. Но сейчас Петр Николаевич так не думал. Петру Николаевичу казалось, что фонарь дышит.
Потом фонарь перестал дышать, то есть выключился, потому что в городе имелись некоторые энергетические проблемы и на электричестве экономили.
Петр Николаевич заснул и видел сон. В этом сне, разумеется, были две самые важные вещи в жизни Петра Николаевича: Настя и граверский молоточек. Настя держала молоточек в руке, стояла спиной к Петру Николаевичу и лицом к большой черной мраморной доске. Что-то гравировала. Первое слово Петр Николаевич видел. Второе открывалось постепенно. «Д»... «У»... Наконец работа Настина закончилась. Она поправила свой короткий сарафан, отошла в сторону, повернулась лицом к своему поклоннику и широко улыбнулась. Показала рукой на надпись, типа, как вам, Петр Николаевич, моя работа?
А написано было: «Прощай, дурачок!»
Петр Николаевич прочитал надпись с некоторым умилением, потом опять захотел увидеть Настю, но ее уже не было. Грустно стало Петру Николаевичу. Резкий февральский холод обдал его, и он умер на скамейке остановки так, как умирают обычно алкоголики.


_________________

  • В человеке всё должно быть прекрасно: погоны, кокарда, исподнее. Иначе это не человек, а млекопитающее.
  • Слабоумие и отвага - наш девиз.
Посмотреть профиль
В который раз смотрю фильм "Криминальный талант"

Ы!


_________________
Без подписей и комментариев!

Bitten By Snake!
Посмотреть профиль

capt

avatar
Carpal tunnel
Carpal tunnel
СТЕРВЫ ПОВСЮДУ


Эти двое сразу нашли друг друга.

"Ух ты!! А она ничего", - пронеслось у него в мозгу. - "И место рядом свободно".

"Какой симпатичный! Вот бы сел рядом", - думала Она.

Он юлой проскользнул мимо замешкавшихся пассажиров и уселся рядом, стараясь сделать вид: "Ну и что с того, что рядом сидит красивая женщина. Я просто в маршрутке еду".
"И пахнет от него приятно", - думала Она, демонстративно уставившись в окно. - "Ой, а бедро какое... Каменное прям. Молодец. Спортсмен, наверное. И одет, хоть и неброско, но со вкусом. И недешево. Я такую куртку видела. Аж 150 баксов стоит. Еще подумала, кто ж за такое столько денег отвалит..."
"Хорошааа..." - с замиранием сердца думал Он. - "Бог ты мой! Да такая если поманит меня пальцем, я брошу все и пойду за ней. Вот прямо отсюда. Вот прямо из маршрутки. Заговорить бы... Повод! Нужен повод заговорить! Спросить который час? Глупо. Она же видит часы у меня на руке. Спросить проеду ли я до улицы такой-то? Нет-нет. Не пойдет. Подумает, что не местный. Приезжий какой-то... Что ж делать-то?
Я ж не прощу себе, если не заговорю... А может просто сказать: "Вы мечта моей жизни?" Подумает, я придурок, Синди Шелдона начитавшийся. Ой-ой-ой. Она ж меня ногой касается... Может случайно? Случайно, наверное. Маршрутка, качает, а я тут выводы делаю."
"Ногу мне прижимает потихоньку. Хорошо... Не безразлична я ему значит.
Боже мой, да я бы с таким жила бы всю жизнь. Детей бы ему родила. Раз спортсмен, наверное, не пьет, не курит... Стой-стой-стой!!! На тех, что позволяют незнакомцу ногу себе прижимать в транспорте, ни один мужик не женится! Надо как-то дать понять, что я не такая! И построже, построже..."
- Молодой человек, вы не могли бы ногу убрать? Я понимаю, что вам так удобнее и грех шансы терять, но...
"Упс", - заливаясь краской, подумал он. - "Вот тебе и красавица. Стервозная. Правильно говорили - стервы повсюду".
- Это еще вопрос, кто тут ноги расставляет. Очень мне надо. Это вы ко мне жметесь. Я ж не возмущаюсь.
"Подлец", - подумала Она. - "Это же надо - на всю маршрутку... Стыд какой...".
- Знаем мы вас! Лишь бы в транспорте прижиматься. Извращенец и хамило еще при том. Хоть в маршрутке не езди! Мест свободных полно - так нет же. Обязательно рядом сядет какой-то.
- Да кому ты нужна, истеричка! - пересаживается Он на другое место.
- Пошел ты!
- Пошла ты!
"Это ж надо так в человеке ошибиться", - подумали оба.


_________________

  • В человеке всё должно быть прекрасно: погоны, кокарда, исподнее. Иначе это не человек, а млекопитающее.
  • Слабоумие и отвага - наш девиз.
Посмотреть профиль

capt

avatar
Carpal tunnel
Carpal tunnel
Подборка русских и зарубежных фантастических книг за год



Почти два года назад мы делали подборку любопытных фантастических книг, вышедших в 2014 году. И в начале этого года мы решили поддержать это начинание — предлагаем вам одни из самых интересных, по мнению читателей, фантастических произведений, вышедших в 2016-м (как на русском, так и на английском).

На русском


По ту сторону рифта





Умело сочетая сложные научные теории и прекрасный стиль, Питер Уоттс исследует вечно меняющуюся границу между известным и неизведанным.

В его новой книге жуткий инопланетный монстр рассказывает свою историю об истинных чудовищах, повстречавшихся ему в Антарктиде. Судебный психиатр встречается с убийцей, научившейся изменять реальность, а несчастный отец пытается спасти семью в мире, где грозовые облака обрели сознание. Здесь посол Земли устанавливает первый контакт с инопланетной расой, но все происходит далеко не так, как он ожидал. Здесь разворачивается история альтернативной теократической Земли, где каждый человек доподлинно знает, что Бог есть, а вера становится уделом язычников. И, наконец, здесь команда прокладчиков межгалактической трассы находит самую невероятную форму жизни во Вселенной, вот только сумеет ли чужой разум выжить после такой встречи?


Беглецы. Неземное сияние



 

Вспыхнувшее в ночном небе ослепительное сияние навсегда разделило жизнь целой страны на «до» и «после», а всех ее жителей — на тех, кто видел эту неземную красоту, и тех, кто мирно спал. Первые стали безжалостными убийцами, вторые — их жертвами. И выход есть лишь один — бежать, куда глаза глядят. Именно это пытаются сделать Джек Колклу, его жена и двое их детей — убежать из родного города, охваченного стрельбой и пожарами. Убежать туда, где еще остались не пораженные всеобщим безумием люди, туда, где они смогут найти защиту. На этом жутком пути их ждет множество смертельных опасностей, одна из которых — их собственный маленький сын. В отличие от своих родителей и сестры, он тоже видел то прекрасное сияние…


Дары Пандоры





Мелани — совершенно особенная девочка.

Каждое утро она послушно ждет, пока солдаты заберут ее из комнаты. Приковывая ее к креслу и держа на мушке, солдаты дрожат от страха. Мелани шутит: «Я не кусаюсь», но никто не смеется.

Только в этом мире, где население Бирмингема равно нулю, где зубы — оружие пострашнее ружья, 10-летняя девочка способна наводить ужас на потрепанных жизнью солдат. Она же просто ребенок… или нет?


Красный Марс





Марс был пуст, пока на нем не появились мы. В 2026 году первые колонисты с Земли отправляются на Красную планету. Их миссия — создание благоприятных условий для жизни на Марсе, на поверхности которого первопроходцев уже дожидаются разнообразные устройства и механизмы, заброшенные сюда грузовыми кораблями. Будущие марсиане планируют растопить полярные шапки, поднять температуру атмосферы и заселить поверхность планеты бактериями… Но среди колонистов есть те, кто не согласен изменять первозданный облик Красной планеты, те, кто желает объявить Марс независимым от Земли государством, и они готовы сражаться за свои убеждения до последнего!


Стеклянный Джек





Что бы ни случилось, читатель, запомни: убийца — Стеклянный Джек, даже если преступление невозможно, даже если все улики указывают на другого. И в аристократических орбитальных особняках, и в трущобных пузырях пояса астероидов знают, что для Стеклянного Джека нет ничего невозможного. Его не остановят ни стражи порядка, ни вакуум, ни абсолютный холод, ни правительство, ни всемогущие, генетически модифицированные, корпоративные семейства, ни Закон, регулирующий всё. 

И потому не стоит удивляться, что когда Солнечную систему потрясли слухи о технологии, позволяющей перемещаться быстрее скорости света, в них тоже оказался замешан Стеклянный Джек. Разве мог самый опасный, жестокий и умный преступник XXVI века пройти мимо того, чего по законам физики просто не может быть? 


Тёмная материя





Джейсон Дессен, выдающийся физик, некогда отказался от блестящей научной карьеры и стал обычным преподавателем в колледже. Теперь все его внимание отдано семье — любимым жене и сыну. Они для Джейсона важнее всего. И вдруг — это нелепое похищение… Неизвестный в маске напал на Дессена на улице, под дулом револьвера усадил его в машину, отвез к заброшенному зданию и ввел ему в вену непонятный препарат. Джейсон потерял сознание. А очнувшись, обнаружил себя окруженным массой людей; все они обращались к нему, как к старому другу, и наперебой поздравляли его с возвращением — и с тем, что его открытие наконец-то сработало. Вот только Дессен не знал никого из этих людей. И уж тем более не ведал, что за открытие совершил…

Эта книга вышла на английском в 2016, но уже в январе 2017 должна поступить в продажу на русском.


_________________

  • В человеке всё должно быть прекрасно: погоны, кокарда, исподнее. Иначе это не человек, а млекопитающее.
  • Слабоумие и отвага - наш девиз.
Посмотреть профиль

capt

avatar
Carpal tunnel
Carpal tunnel
Книги поразившие в прошлом году


_________________

  • В человеке всё должно быть прекрасно: погоны, кокарда, исподнее. Иначе это не человек, а млекопитающее.
  • Слабоумие и отвага - наш девиз.
Посмотреть профиль
Дик Свааб " Мы и наш мозг" рекомендую к прочтению), спорно , но познавательно.



Последний раз редактировалось: Хеночка (Пн Янв 09, 2017 5:49 pm), всего редактировалось 1 раз(а)


_________________
Надо дружить с противоположным полом, всегда придут и вовремя. (с)
Посмотреть профиль

capt

avatar
Carpal tunnel
Carpal tunnel
@Хеночка пишет:Дик Свааб " Мы и наш мозг" рекомендую к прочтению), спорно , но познавательно.
Хорошо.


_________________

  • В человеке всё должно быть прекрасно: погоны, кокарда, исподнее. Иначе это не человек, а млекопитающее.
  • Слабоумие и отвага - наш девиз.
Посмотреть профиль

capt

avatar
Carpal tunnel
Carpal tunnel


_________________

  • В человеке всё должно быть прекрасно: погоны, кокарда, исподнее. Иначе это не человек, а млекопитающее.
  • Слабоумие и отвага - наш девиз.
Посмотреть профиль

capt

avatar
Carpal tunnel
Carpal tunnel
Запретный фрукт
 
 
Оба были голые, а Ева ещё и хороша собой. Но Адам вёл себя неадекватно — примерно как голубой в женской бане. Он сидел на берегу, удил рыбу, говорил ей что-то вроде: “Ты будешь зваться Карась, а ты будешь зваться Лещ” — и отпускал обратно в реку.
 
Соответственно Ева загорала под деревом в гордом одиночестве, если не считать змея, свисавшего с ветки вниз головой. Змей держал во рту плод и был хитрей всех зверей полевых. По этой причине он мог разговаривать, не вынимая плод изо рта.
 
Да, я забыл упомянуть, что змей был говорящий, но это почему-то нисколько не удивляло Еву и тем более Адама, который вообще ничему не удивлялся.
 
Ева по необразованности своей понятия не имела, что змей надо бояться и, увидев любую змею — даже самого маленького ужика — полагается быстро бежать и грмко визжать. Вместо этого она сидела спокойно и даже вступала со змеем в разговор.
 
— Последний раз спрашиваю: ты будешь есть этот фрукт или я не знаю что! — говорил змей, адресуясь непосредственно к Еве.
 
Ни змей, ни Ева не знали, как называется этот фрукт — скорее всего, потому, что Адам забыл его назвать. Определённо это было не яблоко. Яблоки Ева уже ела, причём без всякой помощи древесных пресмыкающихся.
 
А про безымянный фрукт Ева сказала буквально следующее:
 
— Во-первых, я не ем ничего такого, чему я не знаю названия. А вдруг оно ядовитое. А во-вторых, Старик запретил нам это есть. Наверное, у него были для этого какие-то основания.
 
— Ничего оно не ядовитое, — возражал змей. — А Старик запретил вам есть его из вредности.
 
— Не ври, ничего он не вредный! — возмущалась Ева и разговор неспешно тёк дальше.
 
— И вообще, — сказал, наконец, змей, — Ты же видишь, я держу его во рту. Могу даже откусить и съесть.
 
— Мало ли, что ты там можешь, — не сдавалась Ева. — Вы, гады ползучие, всякую гадость жрёте и ничего вам не делается. Может, тебя можно мышьяком кормить, откуда я знаю. У вас холоднокровных вообще физиология другая.
 
— Я не холоднокровный — я хладнокровный, — заявил на это змей. — Я уже два часа зладнокровно тебя уламываю. Другой бы на моём месте давно плюнул ядовитой слюной и ушёл заниматься более интересными делами.
 
— Какими, например?
 
— Какими-нибудь. Да хоть с гадюками трахаться — между прочим, классное занятие.
 
— Да?! — удивилась Ева. — А как это — трахаться?
 
— Элементарно. Вот съешь фрукт — сразу и узнаешь.
 
Ева ещё некоторое время боролась с собой, но она терпеть не могла чего-нибудь не знать, и любопытство победило. Она вечно искала неприятностей на свою потрясающую задницу и, наконец, нашла.
 
После употребления фрукта, который показался Еве экзотическим на вкус, началось у неё некоторое жжение или, как бы это поприличнее выразиться, непривычное ощущение в том месте, которое китайцы, которых тогда ещё не было, называют “нефритовыми воротами”, а создатели порнографических рассказов, которых тогда тоже ещё не было — “киской” или “младшей сестрой”.
 
Ева попыталась утихомирить вышеупомянутые ощущения руками, и нашла, что это хорошо — и вот хорошо весьма. Но, подумав, решила, что не так уж это и хорошо.
 
Под деревом, между тем, валялась палка, которую Старик бросил здесь, чтобы будущие атеисты, соблазняемые всё тем же змеем, хитрым, как сто китайцев, которых тогда, как мы знаем, не было, решили, что с помощью этого орудия человек произошёл от обезьяны. Обезьяна сидела тут же, но от неё ничего в упор не происходило и палку она в руки не брала.
 
Палку взяла в руки Ева и попыталась приспособить её в качестве пластикового предмета, каковой Евины дочери ныне покупают в секс-шопах, которых тогда тоже не было (скучное было время — ничего не было, ни китайцев, ни секс-шопов, ни даже стриптиза, потому что все люди — то есть оба — и так ходили голые). Кстати, именно от этой палки ведёт свою родословную выражение “бросить палку” или “пригласить на пару палок”.
 
Эксперимент, однако, закончился плачевно — от чрезмерного усердия у Евы потекла кровь, причём именно из того места, которое не принято называть своим именем при детях.
 
Змей, к которому Ева обратилась за помощью, предположил, что у неё месячные. Это говорит о том, что он ни черта не понимал в гинекологии, хотя и был хитрее всех зверей полевых. Из этого можно сделать вывод, что звери полевые понимают в гинекологии ещё меньше — но это им и не надо, потому что у них нет ни месячных, ни девственности, ни даже уголовного наказания за изнасилование, развращение малолетних и сексуальные домогательства.
 
Кровотечение, между тем, быстро прекратилось само собой, и через короткое время ставшие уже привычными ощущения пожара у нефритовых ворот возобновились. Пожар разгорался не по дням, а по минутам, и Ева стала искать, что бы ещё такое применить для его тушения.
 
Змей хотел было предложить свои услуги, но вовремя вспомнил, что он не в Таиланде, которого, к тому же, ещё не было. Это ведь только в Таиланде стриптизёрши занимаются любовью со змеями, и неизвестно ещё, кто получает больше удовольствия. И тогда змей, который знал всё заранее, поскольку был хитрее всех зверей полевых, потащил Еву к Адаму и показал ей тот предмет, который был так нужен ей в данную минуту.
 
Адам, который как раз в эту минуту заарканил белугу и вытаскивал её на берег, чтобы сообщить ей, как её зовут, выразил своё недовольство громко, публично и нецензурно. Так на земле появились неприличные ругательства.
 
Ева, увидев предмет, на который указал змей, тоже не проявила должного восторга.
 
— Вот это?! — воскликнула она то ли удивлённо, то ли презрительно. — Вот это недоразумение, которое болтается у него между ног?
 
— А ты угости товарища фруктом, — посоветовал змей. — Оно и перестанет болтаться.
 
Ева не очень-то поверила, но чисто ради эксперимента стала угощать Адама фруктом. Адам угощаться не хотел, отбивался руками и ногами и даже кусался, но он был один, а Ева со змеем вдвоём, и численное превосходство помогло им победить. Так впервые было опровергнуто мнение великого полководца А.В. Суворова насчёт числа и умения.
 
То ли от съедения фрукта, то ли от накала борьбы, упомянутый выше предмет из бледного подобия лопнувшего воздушного шарика превратился в реалистическое подобие палки, превратившей обезьяну в человека. Узрев это, Ева бросилась обнимать его и целовать. Не Адама, конечно, а предмет, каковой воспринял это, как сигнал к действию, и некоторое время спустя изверг из себя питательную жидкость, которую Ева по неопытности приняла за молоко, но змей её разубедил.
 
Так появилась французская любовь, в честь которой получили своё имя французы, которых тогда ещё не было.
 
Но и этого Еве было мало, так что Адаму пришлось заняться тяжёлым физическим трудом, напоминающим популярную армейскую игру “упал — отжался”. Только вот отжиматься ему пришлось очень много раз. И мало того — Ева осталась ещё и недовольна, обозвав Адама ничтожеством и посоветовав читать Камасутру утром и вечером до и после еды.
 
А когда Адам спросил у Старика, что такое Камасутра и где её взять, тот стал ругаться и топать ногами, называть Адама проклятым язычником и ехидно вопрошать, уж не хочет ли он заодно прочитать Бхагават-гиту и выучить наизусть Махамантру “Харе Кришна, Харе Рама”. Адам сдуру сказал, что хочет, и тогда Старик разозлился не на шутку и стал гнать Адама из своего сада. Адам, поняв, что сморозил глупость, попытался перевести стрелки на Еву и змея, но это привело только к тому, что Старик выгнал и их тоже, поставил у ворот вооружённую охрану и приказал не пускать внутрь ни одной живой души, если она (душа) не докажет, что никогда не имела интимных сношений или имела, но искренне раскаивается в их совершении.
 
И пошли Адам и Ева куда глаза глядят — на все четыре стороны, а змей с ними не пошёл и уполз в пятую сторону, ехидно посмеиваясь. Кинул людей, короче.
 
И увидели люди, что они наги. И стали носить одежду.
 

Идиоты.


_________________

  • В человеке всё должно быть прекрасно: погоны, кокарда, исподнее. Иначе это не человек, а млекопитающее.
  • Слабоумие и отвага - наш девиз.
Посмотреть профиль

capt

avatar
Carpal tunnel
Carpal tunnel
Взялся тут.

Виктор Пелевин «Смотритель. Книга 1. Орден желтого флага» ссылки на скачивание внизу
У Единого Культа сложная теология, но лучше всего его суть выражает запомнившаяся мне с младенчества фраза из детской книги для чтения:

«Один человек, обращаясь к Богу, скажет “Иегова”, другой – “Аллах”, третий – “Иисус”, четвертый – “Кришна”, пятый – “Брама”, шестой – “Атман”, седьмой – “Верховное Существо”, восьмой – “Франц-Антон”. Но Бог при этом услышит только “эй-эй!” – и то если очень повезет…»

– Тогда я дам тебе совет. Не ищи счастья, опирающегося на построения ума, ибо наши мысли зыбки. «Счастье» – просто химическая награда амебе за то, что она делится. Иди к награде напрямик. Соответствуй природе своего тела. У тебя есть девушка?

– Постоянная? – смутился я. – Нет. Так, иногда…

– Почему бы тебе не подумать на эту тему? Не спеши списывать мир иллюзий в утиль.

Легко догадаться, что слова Галилео, старавшегося привить мне немного здорового цинизма, были поняты мной с точностью до наоборот. Я устремился к тому самому, против чего он меня предостерегал.

Я стал искал Женщину с большой буквы. Не просто юную и красивую, но вдобавок умную и возвышенную. То есть идеальную.

Дело тут было не только в романтизме, монастырском воспитании и житейской наивности. В ходе моих мыслей присутствовала логика. Если разобраться, разве не таких женщин воспевает вся – или почти вся – выливаемая на нас искусством мелодраматическая жижа?

А если нигде во вселенной подобных женщин нет, зачем человеческая культура веками пропагандирует их с такой яростной настойчивостью?

Я так проникся этими мыслями, что принял анонимное участие в конкурсе сочинений на приз Оккама, ежегодно проводящемся под патронажем Желтого Флага («сто тысяч глюков тому, кто найдет в этом мире хоть одну реальную сущность»). Я уединился на яхте и, пока големы со своим татуированным владыкой гоняли ее вдоль берега, исписал целых сто страниц рассуждениями о том, что такой сущностью является Любовь.

Мне казалось, мысли мои убедительны, доводы неопровержимы, а стиль безупречен. Но моя работа не дошла даже до стадии публичных дебатов, где разоблачают особенно настойчивых идиотов: я получил утешительный приз в один глюк и отписку рецензента, где было сказано, что любовь не может быть подлинной сущностью, так как не обладает существованием независимо от порождающего ее сознания, а все феномены сознания… и так далее, с ожидаемыми цитатами из классиков.

Упоминалась даже какая-то вторая бритва Оккама, «не способная», как было сказано, «прийти автору на помощь, несмотря на остроумное умолчание о ней – и все кажущееся сходство повесток».

Бюрократам, конечно, виднее.

Вскоре после этого мне попалась под руку книжка маркиза де Ломонозо «Математика и любовь» (подозреваю, что ее подбросил Галилео). Это было скорее художественное сочинение, чем научный трактат. Маркиз столкнулся с той же проблемой – он искал совершенную спутницу.

Он пришел к выводу, что в строгом смысле проблема не имеет решения – но бывают, как он выразился, «страстные сближенья». Его склонность к математике подсказала ему оригинальный подход к вопросу.

Он разложил идеальную женщину в ряд Фурье (так звали старинного математика, славившегося большим числом любовниц – как уверяет исторический анекдот, они даже стояли в очереди к его дверям, откуда и возникло это выражение).

В результате у маркиза де Ломонозо появилось три подруги.

Одна – невероятная умница, проницательная, злая и острая на язык, прекрасный собеседник – но некрасивая.

Вторая была очень добра. Она писала замечательные письма – короткие, смешные и трогательные, любое из которых согревало душу. Она тоже была некрасива и вдобавок не особо умна.

А третья девушка, работавшая в кухне его загородного дома, была бесконечно прекрасным юным существом. Она не только не умела писать – она по сути не могла даже говорить, потому что изъяснялась на южном диалекте, и ее кое-как понимали одни лишь големы да служанки. Тут об уме и доброте говорить не приходилось вообще – в таком же объеме они свойственны, наверно, ящерице или стрекозе. Но она была безумно хороша и свежа.

Де Ломонозо обустроил свою жизнь следующим образом: ежедневно пил чай с первой из девушек, в минуты одиночества перекидывался записками со второй, а по ночам обнимал третью.

Но в своем воображении он сплавлял их в одно-единственное совершенное существо, обладавшее умом первой, отзывчивостью второй и красотою третьей. Разговаривая с первой, он щурился и представлял себе на ее месте третью, а обнимая ночью третью, вспоминал трогательное письмо, полученное вечером от второй, и так далее.

Вот несколько запомнившихся мне цитат из де Ломонозо:

«Легкое усилие воображения, которого требует метод Фурье, окупается тем, что становишься любовником практически совершенного существа. Может быть, такие женщины и есть где-то на самом деле, но их цена безмерна – и расплачиваться за такую любовь придется всей жизнью. Причем плату нужно будет внести авансом, без всяких гарантий. Любовь по Фурье дает практически тот же результат, но без серьезных рисков и с гигантской скидкой…

«Тому, кто сомневается в моих выкладках, предлагаю внимательно рассмотреть последовательность событий, из которых состоит “любовь”. В минуты страсти мы не беседуем с нашими любимыми на умные темы – мы их просто любим, и место слов занимают страстные вздохи. Когда мы ведем с ними серьезный тяжелый разговор, мы уже не воспринимаем их как объект желания. А если нам нужно чуть-чуть человеческого тепла, мы тянемся к нему – и забываем на время и умствования, и страсти. Мы употребляем все эти элементы по очереди, и никогда – одновременно. Любовь по Фурье просто синтезирует тот же конечный опыт из раздельно доставляемых на дом ингредиентов…

«Разница как между оригиналом картины и очень похожей подделкой, сказал мне один из друзей, чьим мнением я дорожу. Я ответил так – если это и подделка, то она висит на стене в том же самом месте и выглядит так же. То есть оказывает на органы чувств то же в точности действие. Признать это мешает лишь эго, желающее непременно “обладать оригиналом”. Хочешь быть счастлив, тщеславный человек, – усмири гордыню…»

Логика де Ломонозо подкупала своим научным подходом. Но я не желал обнимать ряд Фурье. Я не хотел, как сказал бы Галилео, простого животного счастья. Мне было абсолютно необходимо умножить его на построения восторженного и нетрезвого ума.


_________________

  • В человеке всё должно быть прекрасно: погоны, кокарда, исподнее. Иначе это не человек, а млекопитающее.
  • Слабоумие и отвага - наш девиз.
Посмотреть профиль

capt

avatar
Carpal tunnel
Carpal tunnel
Введение в сингуляризм



— Эдвард, большое спасибо, что согласились сегодня присоединиться к нам!

— Благодарность в высшей степени взаимна, Фрэнк!

— Итак, дорогие слушатели, сегодня в нашей студии один из ведущих экспертов по теории и практике сингуляризма, Эдвард Нортроп.

— Полноте, Фрэнк! Я и ведущий?

— Эдвард, Эдвард, давайте обойдёмся без лишней скромности. Вы как никто другой сможете ответить на все наши вопросы.

— Ох уж, ну ладно, Фрэнк, спрашивайте.

— Итак, начнём с простого. Для той части аудитории, что слушает наш канал недавно, в двух словах, что же такое сингуляризм?

— Сингуляризм представляет собой социальное учение, зародившееся в середине 20-х годов 21-го века и получившее широкое распространение к середине 30-х. Сейчас это единственная мировая религия, если можно так выразиться.

— Но ведь термин сингуляризм использовался и ранее?

— Да, философами 19-го века в полемике монизма и плюрализма, однако, концепция, о которой мы говорим сегодня, не имеет к тому сингуляризму ни малейшего отношения. Современное значение термина связано с понятием технологической сингулярности и непосредственно проистекает из него. Сингуляризм постулирует знание как высшую ценность, а приближение сингулярности как смысл человеческой жизни.

— А как же морально-этические проблемы?!

— Как и любое учение прошлого сингуляризм предлагает путь их решения.

— Какой же?

— Игнорирование. В контексте достижения технологической сингулярности они не имеют значения.

— И что же такое технологическая сингулярность?

— Это момент, по прошествии которого технический прогресс человечества становится настолько стремителен и сложен, что оказывается недоступен человеческому пониманию. Концепция сингулярности была предложена американским писателем и профессором математики Вернором Винджем и изобретателем, а позже техническим директором корпорации Google Рэймондом Курцвейлом на рубеже столетия. Впрочем, к вопросу ускоряющегося роста научного знания обращались многие учёные и писатели задолго до них. В их числе Фридрих Энгельс, Ирвинг Гуд, братья Стругацкие. Описанные в романе «Волны гасят ветер» последних концепции вертикального прогресса, люденов и монокосма мне наиболее близки, но я не думаю, что стоит утомлять слушателей экскурсом в историю литературы.

— Да, Эдвард, вы, как всегда, правы. Быть может, вы лучше расскажете нам, как представляли себе сингулярность люди на заре века?

— Большая часть специалистов и сторонников концепции увязывали наступление сингулярности с созданием сильного искусственного интеллекта, т.е. такой компьютерной программы, которая бы обрела самосознание, разум, волю и была бы способна к самосовершенствованию, в силу отсутствия физических ограничений в миллиарды раз более быстрому, нежели естественная эволюция человека. Некоторые считали, что путь к сингулярности пройдёт через трансгуманизм, слияние человека с машиной, или развитие биотехнологий, которые позволят качественно увеличить возможности человеческого мозга. 

— И по какому пути пошло человечество?

— Все прогнозы сбылись, в той или иной степени. Не угадали лишь те, кто пророчил восстание машин, третью мировую войну и прочие апокалиптические сценарии. 

— Но ведь была какая-то цепь событий, которая непосредственно обусловила наступление сингулярности? Расхождение экстраполяций технического прогресса, т.е. момент, когда любая экстраполяция начинает давать бессмысленные результаты — это хорошее определение сингулярности в математическом смысле, но отнюдь не в бытовом. Сегодня я стою в переполненном вагоне метро по пути на работу, а завтра отправляюсь на космическом корабле с антигравитационными двигателями в сторону Альфы Центавра, а сингулярность, соответственно, наступила, пока я читал ребёнку сказку на ночь. Ведь всё произошло не совсем так?

— Ох, рассмешили вы меня, Фрэнк! Конечно, вы правы, сингулярность — условное понятие, никакой точки, когда технологический прогресс… и далее по тексту, не было. Современники Винджа и Курцвейла не учли, что описанный ими экспоненциальный прогресс будет охватывать экспоненциально уменьшающуюся часть человечества. Т.е. плодами сингулярности будут пользоваться все, но вот её наступление для каждого человека произойдёт индивидуально. Для некоторых сингулярность так и не наступит. Не все, как выяснилось, захотят лететь к Альфе Центавра, загружать своё сознание в виртуальную реальность или преобразовывать тело для жизни под водой и в лавовых потоках.

— Эдвард, проиллюстрируйте, пожалуйста, свою мысль примером. А то, боюсь, наша аудитория начинает скучать.

— Легко. Индия, начало 2000-х, город Варанаси, эдакий индийский Рим, один из старейших городов планеты, безнадёжно застрявший в средневековье. Тела умерших сжигают на кострах на набережных-гатах, коровы уныло бродят по узким улочкам между помойками, где утоляют голод. Там же живут тысячи нищих, в домах работают ткацкие станки, продукцию которых жители не только продают туристам, но и используют сами, потому что проще, дешевле и «зачем что-то менять, если последние пару сотен лет и так прекрасно жили”. Единственное, что привносит в жизнь Варанаси третья промышленная революция — это светодиоды, они к 2020-му используются абсолютно везде, так как по всем параметрам (яркости, цене, энергопотреблению и долговечности) обходят любые другие источники освещения. Так вот, вспомните третий закон Кларка (любая достаточно развитая технология неотличима от магии) и ответьте мне, что изменили в Варанаси четвёртая технологическая революция и завершившая её сингулярность? 

— Не знаю, что же?

— Исчезли светодиоды. Теперь на улицах Варанаси просто светло в тёмное время суток. Ещё исчезла необходимость заправлять тук-туки, наноботы решили проблему загазованности атмосферы, периодически кто-то видит материализующегося из воздуха Шиву, ещё что-то. Если интересно, полный список легко ищется. Но, уверяю, он не особо длинный.

— Удивительно! Но с чем это связано? Неужели бессмертие, перелёты на околосветовых скоростях к другим планетам и прочее не заинтересовало жителей этого города?

— Фрэнк, вы снова неверно ставите вопрос. Заинтересовало, конечно, и часть населения покинула Варанаси, но большая часть просто не поняла, как изменился мир. Представьте, что в том же 2020-м обычный городской подросток попытается объяснить бабушке, которую он навестил в деревне, что он не поедет на велосипеде на речку, так как у него дрова на телефоне слетели, и теперь он не сможет поймать спутник. Или как он спросит, почему бабушка не пользуется системой стратосферный дирижаблей Google Loon, и как тогда её холодильник пополняет запас продуктов, если не может ни оформить заказ, ни отослать амазоновским дронам координаты её избы? Старая женщина будет, как минимум, несколько удивлена. И это при том, что она отстоит от этого подростка не более чем на полвека технологического прогресса, а с наступлением сингулярности людей разделят пропасти в тысячи, пускай, и субъективных лет!

— То, о чём вы говорите, звучит довольно зловеще.

— Фрэнк, вдумайтесь в определение сингулярности. Прогресс человечества бла-бла-бла, который недоступен человеческому пониманию. Недоступен. Человеческому. Пониманию. Я буквально слышу, как вы думаете „но, если…”. Нет. Без “но” и без „если”. Сингулярность — это мир, в котором любая проблема решается на этапе постановки задачи, это мир, в котором каждый может сделать что угодно. Не сразу, законы физики, сингулярность, конечно не меняет, но всё же. Это мир не разделения, но диверсификации, не эгоизма и не альтруизма, но свободы, в которой никто не может отнять у другого его свободу потому, что каждый может всё. И свобода жить так, как жили его предки — это тоже выбор человека. Никому не навязывается счастье, но каждый знает, где его найти. Просто не всякий хочет, потому что это счастье находится за гранью его понимания. За гранью его человеческого я. За гранью человеческой природы. А это пугает людей. Свобода пугает. Позволю себе процитировать писателя уже затронутого нами временного периода рубежа веков: «Сложно предсказать, куда метнется испугавшийся себя ум. Один человек может стать говорящим роялем, обреченным на вечное одиночество. Другой – болотной тиной, думающей одно и то же десять тысяч лет. Третий – запахом фиалок, наглухо запаянным в ржавой кастрюле. Четвертый – отблеском заката на глазном яблоке замерзшего альпиниста. Для всего этого есть слова. А как насчет того, для чего их нет? Это не самое страшное. Куда серьезней другое. Нет никакой уверенности, что, став затерянной в космосе заячьей лапкой, вы будете помнить, что эта лапка – вы. Понимаете? Вы – это вы, пока вы помните, что это вы. А если вы этого не помните, так это, наверно, уже и не вы?»

— Ох, Эдвард, умеете вы нагнать ужасу и туману! Сейчас все слушатели решат, что сингулярность — это плохо, выйдут на улицы с плакатами соответствующего содержания и двинутся громить ночные автоматизированные заводы как новые луддиты.

— Сингулярность — это не плохо, это просто не по-человечески.

— Не соглашусь. Мы вот её обсуждаем вполне по-человечески. Да и стоят за ней тоже люди. Вы сами сказали, что для того, чтобы пользоваться плодами сингулярности, совсем не обязательно её проходить. Торговец в Варанаси может не знать, как устроен светодиод, но для того, чтобы освещать свой лоток, ему это и не обязательно.

— За сингулярностью стоят не люди — человечество.

— Человечество всегда уходит в будущее ростками лучших своих представителей.

— Да, но масса целого вполне может быть более массы составных его частей.

— Софистика. Я всё равно настаиваю на том, что история сингуляризма, осмысленного движения к сингулярности, написана людьми. И, кстати, нашим слушателям наверняка было бы интересно её услышать.

— Хорошо. Как известно, масштабы и темп роста научно-технического прогресса в начале 21-го века достигли таких значений, что вклад в него отдельных личностей стал практически незаметен. Любое исследование требовало участия коллабораций. LIGO, ITER, примеров множество. Даже для лучших умов человечества задача просто следить за изменениями в своей области стала практически невыполнимой. Пока ты читал статью о свойствах оптических чёрных дыр в Physical Review Letters, учёные King's College London успевали опубликовать ещё две. Вопрос, что с этим делать, назрел сам собой. Было необходимо решить проблемы сбора информации и её обработки, а также построения взаимодействия. И вот, учёные, специалисты из самых разных областей, оставившие на время свои собственные изыскания, объединились. Они стали первыми сингуляристами, а MIT, Caltech, KU Leuven, МГУ и 서울대학교 стали первыми храмами сингуляризма. Десятилетие они боролись с несовершенством коммуникационных технологий, работали над получением практических результатов от использования слабого искусственного интеллекта, но всё-таки добились результатов.

— Слишком сложно. Пожалуйста, проиллюстрируйте ваш рассказ примером.

— Хорошо. Попробуем прикинуть направление технического прогресса.

Представьте, что вы едете по обычной сельской дороге где-нибудь в Йоркшире. Вы архитектор и за забором замечаете необычное здание. Вы задаётесь вопросом, что это, но, увы, задать его некому. Ваши действия?

За окном автомобиля 1990-й год. Вы доезжаете до ближайшего населённого пункта и спрашиваете бармена в каком-нибудь пабе про здание, пытаясь в дорожном атласе отметить его примерное местоположение. Он пожимает плечами, а вы идёте спрашивать дальше. 

Год 2000-й. У вас в бардачке лежит громоздкий спутниковый навигатор, вы можете точно узнать адрес здания, а, приехав домой и подключившись к интернету, посмотреть, что в нём находится. Увы, вам снова не везёт, официальной информации по нему нет.

Проходит ещё десяток лет, и вы, не выходя из машины, открываете на смартфоне картографический сервис OSM или Wikimapia и через минуту узнаёте, что это складской комплекс Национального железнодорожного музея. Ещё через полчаса сосредоточенного поиска и просмотра видео уже из дома вы узнаёте, как выглядит необычное здание изнутри, кто его архитектор и как с ним связаться.

2020-й год. Вы проезжаете мимо всё того же здания и задаёте вопрос диалоговой системе, буквально тут же над строением вспыхивает информационная табличка со всей интересующей вас информацией. Вы делаете взмах ресниц, и линзы Magic Leap, восприняв команду, выводят перед вами псевдоэкран 2 на 5 метров с интерактивной презентацией железнодорожного музея. Автопилот тем временем продолжает управлять автомобилем.

2030-й год. В громоздких линзах больше нет нужды, картинка рисуется системой прямо на сетчатке. Салон автомобиля растворяется перед вашими глазами, и вот вы входите в заинтересовавшее вас строение. За вами следует архитектор, точнее его альтер эго под управлением сервисной системы. Он с удовольствием расскажет вам о всех особенностях здания. Автомобиль отвлечёт вас через 17 с половиной минут (пробки) в Уэлдрейке у паба, где он бронирует для вас в данный момент столик (пониженный уровень сахара в крови, через 15 минут вам всё равно захочется перекусить).

2040-й год. Вы любите стиль ретро и регулярно рассекаете по пустым дорогам Йоркшира на своей бензиновой машине. Ваш взгляд мельком отмечает занятное здание в глубине леса. Теперь вы знаете о нём всё и тут же понимаете, что при изготовлении тех же несущих конструкций пропорционально меньшего сечения из одностенных наноторубок, здание не только выдержит все нормативные нагрузки, но и отлично впишется в конструкцию проектируемого вами павильона грядущей марсианской выставки.

— Так… Хорошо. Прогресс позволяет минимизировать количество необходимых для решения задачи действий. В идеале, вообще их избежать. Но какое это имеет отношение к сингуляризму и тем шагам, что сделали его первые последователи?

— Самое прямое. Учёные, о которых я вам говорил, последовательно начали убирать препоны, стоящие между ними и теми проблемами, что были действительно им интересны. 

— О каких препонах речь? Расскажите подробнее.

— Начнём со сбора информации. Всяческие подписки, RSS и прочее изобрели ещё в 20-м веке, когда интернет только зарождался. Это работало, пока объём и сложность контента позволяли производить фильтрацию сколь-нибудь эффективно. В 2010-х на помощь пришли средства анализа больших данных, например, ставшая промышленным стандартом к 2020-му система Quid. Параллельно совершенствовались средства анализа и обработки текстов, доступные слабому искусственному интеллекту. В том же 2020-м IBM Watson позволил учёным больше не отвлекаться на поиск и обработку открытых данных. Они получали ответ практически на любой вопрос мгновенно, на естественном языке и в сколь угодно детализированном виде. Любая новая информация так же автоматически доносилась до них по мере необходимости. Как выразился один из современников этой технологии: “Как будто у меня появился третий глаз и третья рука в сети. Я на секунду отвлекаюсь и где бы я ни находился, беру и достаю из интернета необходимую информация. Знаете, я делаю это уже рефлекторно. Я по желанию и без запинки могу цитировать Платона, собрать ребёнку самокат, найти маршрут в незнакомом городе, а уж о том, на что я теперь способен на работе, я и вообще молчу!”

Следующим шагом сингуляристов стало свершение коммуникационной революции. Первыми пали языки. Уже к 2015-му перевод голоса на лету был вполне возможен. К 2020-му удалось добиться необходимой бесшовности технологии, теперь два человека могли дружить, общаться и работать, не зная и не замечая национальности друг друга. За языками прогресс подмял средства общения, привычные в то время. Сервисы мгновенных сообщений, сначала набираемых на клавиатуре или наговариваемых, затем просто продумываемых про себя, в конечном счёте были заменены экспертными системами индивидуального общения, когда в любой момент любому из своих контактов вы мысленно могли задать вопрос, а соответствующий, привязанный к нему искусственный интеллект на основании его шаблонов поведения, известной информации и прочих факторов давал мгновенный и обстоятельный ответ. Любое совещание по любому научному вопросу теперь могло включить любое число участников даже тогда, когда сами участники были заняты чем-то ещё.

Финальным аккордом стала революция h+, трансгуманизма и гибридного интеллекта, давшая человеку возможность запоминать, хранить и обрабатывать информацию с применением ресурсов как собственного мозга, так и различных сервисных систем.

— Но, если в постсингулярном обществе за человека всё стали делать машины сервисных систем и подпрограммы, если, как вы сказали, проблемы стали решаться на этапе постановки задачи, какая надобность осталась в существовании людей? Зачем они стали нужны?

— Чтобы быть людьми. Чтобы задавать вопросы. Ведь этого некому больше делать.

— А какова тогда наша цель, Эдвард? 

— Локально или глобально, Фрэнк?

— Глобально мне понятно. Служить человечеству и компенсировать центробежные процессы, делать мир лучше. А вот локально, как подпрограмм сознания Петра Семёновича Михалёва, 2019-го года рождения, жителя агломерации Тюмень?

— Вчерашним вечером, отходя ко сну, Пётр Семёнович подумал про себя: “Сингуляризм — смешное слово, кто бы мне объяснил, что оно значит”. Тогда и появились мы.


_________________

  • В человеке всё должно быть прекрасно: погоны, кокарда, исподнее. Иначе это не человек, а млекопитающее.
  • Слабоумие и отвага - наш девиз.
Посмотреть профиль

tuchka_kh

avatar
Студент
Студент
@Хеночка пишет:Советую, если и не читать, то послушать на ютубе умного  русского профессора С. Савельева, получите массу  интеллектуального удовольствия.
http://www.koob.ru/saveliev/
Весь же прикол в чтении. Когда открываешь сайт [url=reading-books.ru][url=reading-books.ru]онлайн библиотек[/url]у[/url] и читаешь)

Посмотреть профиль

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу  Сообщение [Страница 2 из 2]

На страницу : Предыдущий  1, 2

Начать новую тему  Ответить на тему

Права доступа к этому форуму:
Вы можете отвечать на сообщения