Alpenforum

Альпийский форум, нейтральный взгляд - политика онлайн

Вы не подключены. Войдите или зарегистрируйтесь

Америка теряет своё геополитическое влияние Формируется новый геополитический и геоэкономический ландшафт.

Начать новую тему  Ответить на тему

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз  Сообщение [Страница 1 из 1]

Мазафака

avatar
Гость

Америка теряет своё геополитическое влияние

Формируется новый геополитический и геоэкономический ландшафт. Он охватывает новый китайский Шёлковый путь,увеличение продолжительности использования арктических морских путей между Азией и Европой и развитие космопортов. В то же время происходит переосмысление мировой системы логистики, заключаются долгосрочные торговые соглашения и формируются новые военные альянсы. Центральной деталью нового ландшафта стал отказ США от системы трансатлантических альянсов и ориентирование на либеральный мировой порядок. Во многих отношения администрация Трампа приближает Америку к курсу, которому страна следовала после Первой мировой войны – отстранение от европейских альянсов, большее внимание к бизнесу и более ясное и точное определение национальных интересов (среди которых превалирует создание рабочих мест и невмешательство в конфликты).


В то же время, Китай стремится стать мировым лидером, пока США отступают, а Европа переосмысливает свою роль в мире. Между тем, возвращение России в качестве крупной державы ощущается в Восточной Европе, на Среднем Востоке и в странах Карибского бассейна (Венесуэла). Обычно создание более нестабильного политического и экономического ландшафта приписывается Трампу, однако продвигающие вперёд мировую систему силы несколько активизировались, и к ним относятся не только США. Брексит – одна из этих сил, изменчивая природа националистического популизма, которому подвержена часть Европы — определённо отражает общие изменения.

Поездка Трампа в Европу и на Средний Восток в мае 2017 года прояснила, что США вновь возвращаются к политике невмешательства, которой Вашингтон придерживался после Первой мировой войны – отдаление от разрушительных европейских конфликтов, революционных переворотов и экономических проблем в пользу внимания к бизнесу и соблюдения дистанции в отношениях с миром.

В ходе европейской части поездки Трамп подчеркнул, что эра единого Запада, созданного в результате великих трансатлантических экспериментов по политической координации, завершилась. Настало время вновь обратиться к силе и интересам государства. В конце концов, Америке это дорого обошлось, а многие европейские страны не смогли выполнить своё обещание и поддержать военные системы. В прошлом это неоднократно проявлялось в ходе американского участия в защите европейских стратегических интересов, к примеру, в Сербии, Ливии и Мали. В то же время, активное сальдо торгового баланса некоторых крупнейших европейских экономик достигло сопоставимого с США уровня.

После «сложного» саммита G7 канцлер Германии Ангела Меркель признала, что геополитические условия изменились. «Времена, когда Германия могла в полной мере полагаться на других, частично завершились, — сказала она. – Это проявилось в последние несколько дней. Нам, европейцам, действительно нужно брать судьбу в свои руки».

В то же время, позиции канцлера укрепило появление активного коллеги в Париже в лице вновь избранного президента Эммануэля Макрона, который стремится оживить Европейский Союз и сделать его более эффективным.

В игре под девизом «нужно брать судьбу в свои руки» участвует весь мир. Для глобальной экономики и рынков это имеет два значения. Во-первых, мировая политическая система, которая исторически склонялась к нестабильности, разделяется на несколько многополярных линий. Очагами напряжённости становится многое: от выступлений «крупных игроков» (с возможными столкновениями интересов) на аренах Ближнего Востока (это гражданские войны в Сирии, Ливии и Йемене) до ядерного оружия и ракетной программы Северной Кореи и Южно-Китайского моря.

На фоне спада поддержки со стороны США, более агрессивного поведения России на Востоке, присутствия Китая в Восточной Европе (он скупает инфраструктуру) и радикального исламского терроризма Европа превратится в геополитическую горячую точку. Также Европа сталкивается с возрождением националистического популизма, который отражает опасения общества по поводу ослабления личной безопасности и сокращения государственных льгот (связанного с мировым экономическим кризисом и с введённым во многих странах режимом экономии).

Во многих странах с развивающейся экономикой отказ от глобализации привёл к тому, что поддержку обрели авторитарные политики, обещающие навести строгий порядок и обеспечить экономическое развитие. Это происходит в таких странах как Индия, Филиппины и Турция. Во главе автократических режимов Китая и России также стоят сильные лидеры, способные чётко определить национальные интересы и отстаивать их, не обращаясь к тягостным дебатам, которые разгораются в демократических правительствах.

И Китай, и Россия напористо и решительно расширяют сферы влияния, что приводит к разногласиям с Европой, США, Японией и менее крупными странами. Примером тому служит китайская инициатива «Один пояс, один путь», которая призвана связать Китай с Европой, Индостаном и восточной Африкой. В случае её успеха Китай превратит Евразию в сферу своего экономического влияния и определённо начнёт конкурировать с трансатлантическим экономическим миром.

Во-вторых, обстановка принятия экономических решений усложняется с точки зрения политики. Так происходит из-за того, что приходится сражаться со сложной системой внешних переменчивых факторов наравне с внутренними организациями, которые делают акцент на неработоспособности политических систем, с трудом пытающихся справиться с разрушительным влиянием технологий и обостряющимися различиями между победителями и проигравшими в экономиках стран.

Раскол в подходах к принятию экономических решений политиками хорошо заметен в США. После восьми лет руководства демократической администрации Обамы республиканцы укрепились в Белом Доме, в Палате представителей и в Сенате. На законодательный процесс должна повлиять идеология Республиканской партии – стремление к экономическому росту и к созданию рабочих мест. Действительно, на финансовых рынках с ноября по недавнее время происходил подъём, связанный с надеждами на то, что новая Администрация сможет провести налоговую реформу, отменит и заменит систему здравоохранения, осуществит финансовую дерегуляцию, налогово-бюджетное стимулирование и крайне необходимое финансирование инфраструктуры. Но этого не случилось.

Сочетание усложнённого международного политического порядка и внутренних противоречий для Вашингтона уникально. Со многими проблемами подобного рода сталкиваются лидеры в Пекине, Брюсселе, Париже, Берлине, Лондоне и Токио. Важно, чтобы желание взять судьбу в свои руки не деградировало в явную политику силы – в точно такую, которая привела к двум мировым войнам. Всё это ведёт к возникновению главных вопросов, к примеру, о том, как далеко готова зайти Америка под руководством Трампа в нежелании играть роль лидера при решении мировых проблем. Место лидера, сложившего с себя полномочия, с радостью займут другие. Природа не терпит пустоты, справедливо это и для международных отношений, а многополярные системы более склонны к нестабильности.

Европа больше не будет кормить Прибалтику


Евросоюз со следующего года сокращает на четверть финансирование программ по поддержке стран Восточной Европы. После принятия нового семилетнего бюджета ЕС в 2020 году возможен полный отказ от политики кохезии и выделения средств странам «Новой Европы» из структурных фондов ЕС. Европа больше не хочет кормить Прибалтику и прочих восточноевропейских паразитов: Литве, Латвии и Эстонии придётся учиться зарабатывать деньги самим.

Политика кохезии – это финансовая поддержка богатыми странами Западной и Северной бедных стран Центральной и Восточной Европы. Её целью является выравнивание в уровне жизни и экономического развития между преуспевающими старыми членами Евросоюза и странами, вступившими в ЕС в 2004 и 2007 годах. Богатые страны Евросоюза, такие как Германия, Франция, Нидерланды или Швеция, отчисляют в общий бюджет ЕС взносы, из которых формируются структурные фонды ЕС, расходуемые на развитие экономики и социальной сферы в таких бедных странах ЕС, как Румыния, Венгрия или Литва.

Водораздел между странами ЕС чётко проходит по тому, кто из них отчисляет в бюджет ЕС больше, чем получает из него, а кто больше получает, чем отчисляет. К первой группе – странам-донорам – относятся страны, основавшие ЕС, а также страны Западной, Северной и Южной Европы, присоединявшиеся к Европейскому экономическому союзу в 1970–1990-х годах. К примеру, Германия отдает в общий европейский бюджет на 11,9 миллиарда евро больше, чем получает. Франция — на 8,2 миллиарда евро, Италия — на 5 миллиардов евро, Нидерланды — на 2,3 миллиарда евро, Швеция — на 1,9 миллиарда.

Большинство дотационных стран – это бывшие социалистические страны, вошедшие в Евросоюз после 2004 года. Польша, Болгария, Румыния, Хорватия, Венгрия, Эстония, Латвия, Литва и другие. Для преодоления их социально-экономической отсталости и подтягивания до уровня стран первой группы и была создана политика кохезии, в рамках которой эти страны начали ежегодно получать миллиардные финансовые вливания.

За время действия предыдущего семилетнего бюджета ЕС (2005–2012 годы) «Старая Европа» вкачала в «Новую Европу» порядка 160 миллиардов евро.

Брюссельское финансирование шло к восточноевропейским иждивенцам в основном из трёх еврофондов: Европейского фонда регионального развития, Европейского социального фонда и Фонда кохезии. Помимо этих трёх основных брюссельской бюрократией было создано множество отраслевых еврофондов: Европейский фонд развития сельского хозяйства, Европейский фонд морского промысла и рыболовства и тому подобные.

Деньги из еврофондов шли преимущественно на развитие инфраструктуры: предполагалось, что дотации из структурных фондов ЕС создадут базис для самостоятельного экономического развития стран Центральной и Восточной Европы, которые через несколько десятилетий вернут эти деньги в Брюссель сторицей. Однако на деле всё получилось совсем не так радужно.

По итогам 12 лет политики кохезии можно признать, что она блестяще провалилась: никакого выравнивания в уровне развития между различными регионами Евросоюза не произошло, разрыв между богатыми западными и бедными восточными странами ЕС только увеличился.

Европейская интеграция не только не создала странам Центральной и Восточной Европы базис для самостоятельного экономического развития, напротив, она уничтожила этот базис, подорвала национальные экономики новых членов ЕС, лишила их остатков самодостаточности и подсадила на «иглу» дотаций из еврофондов.

Согласно аналитическому докладу американской аудиторской компании KPMG «Фонды ЕС в Центральной и Восточной Европе», по итогам реализации предыдущего семилетнего бюджета ЕС «Новая Европа» является депрессивным дотационным регионом Евросоюза: 18% совокупного ВВП государств этого региона формируется за счет дотаций из структурных фондов ЕС.

Наиболее зависимыми от еврофондов являются страны Прибалтики: доля брюссельских дотаций составляет минимум 20% ВВП Литвы, Латвии и Эстонии.

Иными словами, пятая часть экономики Прибалтийских республик – воздух, стоит только перекрыть этим странам «искусственное дыхание» из Брюсселя, как их экономики не смогут больше существовать.

«Признаемся честно, практически вся строительная отрасль Латвии держится на заказах за счет еврофондов. Все крупные инфраструктурные объекты строятся на европейские деньги — ярчайший пример — Rail Baltica. В совокупности же благодаря европейскому финансированию в латвийской экономике создаются десятки тысяч рабочих мест, а по некоторым оценкам — и более ста тысяч. Поэтому ни для кого не секрет, что латвийская экономика не является самодостаточной, и текущая экономическая стабильность плюс небольшой рост поддерживаются в основном благодаря регулярному вливанию европейских денег, — пишет латвийский экономист Дмитрий Смирнов, прогнозирующий Латвии экономическую катастрофу, сравнимую с кризисом 2008 года в случае отказа стран-доноров от политики кохезии. — После ликвидации еврофондов латвийская экономика сократится на 15−20% со всеми вытекающими последствиями — ростом безработицы и падением благосостояния населения. Так что вполне вероятно, что мы можем получить новый 2008 год даже без банкротства банков».

У таких пессимистических прогнозов есть все основания. Прибалтике не просто угрожает лишение еврофондов — это лишение уже началось.

Европарламент и страны ЕС поддержали проект бюджета на 2017 год, согласно которому финансирование программ финансовой поддержки стран Восточной Европы будет уменьшено на 23,9%.

Это решение было принято в рамках нынешней семилетней финансовой перспективы, одним из приоритетов которой является политика кохезии. Однако уже сейчас эта политика подвергается корректировке. Что уж говорить о новом семилетнем бюджете ЕС, ко времени принятия которого в 2020 году от выравнивания между бедными и богатыми странами ЕС могут вовсе отказаться, а структурные фонды – закрыть? Между тем всё в Евросоюзе идёт к тому, что именно так всё и будет.

Во-первых, из Евросоюза уходит Великобритания: второй крупнейший донор ЕС, отчисления которого составляли 15% общеевропейского бюджета. Лондон уже отказался отчислять деньги в Европейский фонд регионального развития, с весны перестанет вносить взносы в другие европейские фонды, и после завершения «брексита» общеевропейский бюджет уменьшится на одну шестую.

Во-вторых, в странах-донорах растёт возмущение Восточной Европой, которая сидит у налогоплательщиков Германии, Франции, Финляндии и прочих на шее и не зарабатывает сама. Тот же «брексит» во многом стал реакцией британского общества на Восточную Европу: миллионы британцев шли голосовать за выход из Евросоюза, потому что не могли больше выносить нескончаемый поток польских и прибалтийских чернорабочих на своих улицах.

Такие же настроения растут в других странах Западной Европы: повсеместный рост евроскептицизма выводит в мейнстрим общественного мнения один и тот же вопрос: почему мы из своего кармана должны оплачивать жизнь всяким прибалтийским паразитам? Даже если удастся избежать прихода евроскептиков к власти, истеблишмент «Старой Европы» вынужден будет спасать Европейский Проект, идя на встречу общественному запросу. В том числе – отменяя дотирование Восточной Европы.

В-третьих, Прибалтике в Евросоюзе больше не приходится рассчитывать на защиту и покровительство США. На президентских выборах в Америке победил полный единомышленник евроскептиков Дональд Трамп, выстроивший внешнеполитическую часть своей программы на лозунге «сбросить балласт», то есть перестать кормить, опекать и поддерживать бесчисленных союзников-паразитов. Для американского реализма и изоляционизма, которые воплощает Трамп, Восточная Европа с Прибалтикой – не приоритет, и нечего тратить время на их защиту в Брюсселе, Париже или Берлине.

В-четвертых, провал политики кохезии – визуально очевидный факт. Можно долго сопоставлять показатели социально-экономического развития Прибалтики и Скандинавии, а можно просто проехаться по Латвии и Литве и оценить своими глазами их «выравнивание» в уровне развития с Западной и Северной Европой. Разбитые дороги, разрушенные фабрики и заводы, закрытые атомные станции, вымершие хутора, полупустые города и бесконечная очередь эмигрирующих в аэропортах Вильнюса и Риги. И во всю эту «историю успеха» год за годом вкачивались деньги европейских налогоплательщиков?

Прибалтика сегодня – это гигантская топка, в которой год за годом сжигают миллиарды европейских ассигнаций, получая на выходе вместо самодостаточных успешных экономик нежизнеспособные страны-паразиты, которые могут существовать только на «искусственном дыхании» брюссельских дотаций.

Такую нездоровую ситуацию в любом случае пришлось бы исправлять, но признаваемый ныне всеми европейскими лидерами системный кризис Евросоюза требует делать это незамедлительно. Снятие с довольствия новообретенных в 2004 году нахлебников – практически неизбежный сценарий в условиях растущих по экспоненте экономических и социальных проблем ЕС. Пусть зарабатывают себе на жизнь сами, если не хотят, чтобы их вовсе выгнали из Евросоюза.

И никакие жалобы, стоны и вопли той же Прибалтики про «европейскую солидарность», «последствия оккупации» или «агрессивное соседство» никому на западе не будут интересны. Прибалтийским политикам всегда покажут на их северную соседку Финляндию, которая тоже граничит с Россией и за счет этого соседства превратилась в одну из самых богатых и социально благополучных стран мира и стала донором ЕС, кормящим теперь своими отчислениями в европейский бюджет ту же Прибалтику.

Если Литва, Латвия и Эстония за четверть века не смогли сделать так, как Финляндия – это их проблемы, а не Скандинавии или Западной Европы. Если эти страны уничтожили нормальные отношения с Россией, которая теперь отказывается от их транзитных услуг, переориентирует свой грузопоток на прибалтийские порты и отказывается видеть прибалтийскую продукцию на своём рынке – это тоже их проблемы.

Россия больше никогда не будет кормить Литву, Латвию и Эстонию, как она кормила их в Советском Союзе, но она больше и не позволит им зарабатывать за счет экономических связей с ней.

Страны Прибалтики провозгласили, что они «настоящие европейцы», для которых вступление в Евросоюз – это «возвращение домой»? Вот пусть Евросоюз их и кормит.

Если же европейские родственники страны Балтии больше кормить не хотят, а в «европейском доме» к ним относятся не как к полноправным членам «европейской семьи», а как к домашним вредителям и хотят снять с рациона…что же, постепенное затухание Прибалтики, из которой в следующем десятилетии уедет платящее налоги работоспособное население, а Брюссель перекроет «искусственное дыхание» еврофондов, станет для других стран поучительным примером того, что бывает, когда всю свою модель развития основываешь на ненависти к соседу.




_________________
Путин: воплощение идей социализма в России было далеко от сути

"Все обвиняли царский режим в репрессиях.

А с чего началось становление советской власти?
С массовых репрессий.
Я уже не говорю про масштаб, он просто такой наиболее вопиющий.
Пример — это уничтожение, расстрел царской семьи вместе с детьми.
Но могли бы быть еще какие-то идейные соображения по поводу того, чтобы искоренить, так сказать, возможных наследников.
Но зачем убили доктора (царской семьи) Боткина?
Зачем убили всю прислугу?
Людей, в общем-то, пролетарского происхождения.
Ради чего?
Ради того, чтобы скрыть преступление"
Посмотреть профиль

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу  Сообщение [Страница 1 из 1]

Начать новую тему  Ответить на тему

Права доступа к этому форуму:
Вы можете отвечать на сообщения